65

Просмотров

Обсудить

Виктор Бардюк – о работе по сохранению дальневосточных леопардов

Центр разведения самой редкой крупной кошки мира — дальневосточного леопарда — может быть создан на территории нацпарка «Земля леопарда» в Приморье. Об этом, а также о перспективах совместного с Китаем резервата для охраны хищников и судьбе пострадавшего в схватке с собратом леопарда в интервью РИА Новости рассказал директор нацпарка Виктор Бардюк.

— Как дела у пострадавшего от лап собрата леопарда, который сейчас проходит реабилитацию в МРОО «Центр "Тигр"»? Принято ли уже решение о его судьбе?

— Есть осложнения. У леопарда была повреждена задняя лапа и лопатка. На правой лопатке у него образовалась опухоль, судя по всему, соединительной ткани. Опухоль доброкачественная, но тем не менее операция леопарду нужна. Мы сейчас решаем, где её сделать — либо его перевозить в Москву, либо московского хирурга привезти сюда и провести операцию здесь. Соответственно, пока решение о выпуске зверя откладывается. Будем смотреть на его состояние после операции.

Крест на идее выпуска леопарда пока не ставим. Зверь охотится, он находится в хорошей форме, но хромота сохраняется. И плюс вот эта вот опухоль. Я думаю, что в ближайшие месяцы операцию проведём.

— Если леопарда не выпустят, то куда поселят?

— Как один из вариантов — на полуострове Гамова, на кластерный участок национального парка, где будет создан парк дикой природы. Там он сможет жить в большом вольере. Рядом есть олений парк, поэтому кормом леопард будет обеспечен всегда. То есть если его нельзя будет выпустить в дикую природу, то тогда мы ему организуем дикую, полувольную жизнь. Леопард при этом будет под присмотром.

— Как дела у леопардов-крестников известных персон — Сергея Иванова, Николая Дроздова и Памелы Андерсон?

— С ними все хорошо. Они регулярно отмечаются на фотоловушках. Рождаются котята, в том числе у Памелы («крестница» Андерсон). У Дуни («крестница» Иванова), вероятно, котята — их пока не видно, но, может быть, она их прячет. У Борте («крестница» актёра Стивена Сигала) в этом году зафиксировано два котёнка.

— Отмечено ли пополнение у кого-то из самок леопарда в нацпарке в последнее время?

— По итогам 2018 года — да. Мы ближе к концу этого года опять будем собирать информацию с фотоловушек. Свежие данные по котятам могут появиться уже в начале следующего года.

— Недавно в нацпарке зафиксировали нового для фауны России водяного оленя, а также нашли новый вид жужелиц. Какие ещё открытия были сделаны в последнее время в нацпарке?

— Обнаружение водяного оленя — это очень большое открытие. Это новый для России вид. Он фиксировался на границе Южной Кореи. Сейчас численность этого вида стала расти. Это хорошо, потому что, во-первых, это другая ниша — он обитает в водно-болотных угодьях, низинах, во-вторых, этот олень очень плодовитый, поэтому кормовая база для леопарда прибыла. Когда водяной олень расплодится, это станет подспорьем для роста численности леопарда.

В нацпарке есть большой потенциал для исследований, в частности, у нас работают палеонтологи ФНЦ биоразнообразия наземной биоты Восточной Азии ДВО РАН. Они уже сделали ряд открытий и вскоре о них расскажут.

— Есть ли тенденция к снижению уровня браконьерства в нацпарке?

— Да, есть, она достаточно отчётливая — количество протоколов и уголовных дел уменьшается, при том что рейды на охват проводятся в том же количестве, что и в прошлые годы. У нас внедрена система Smart — каждый инспектор отмечает в GPS пройдённый маршрут, потом программы анализируют данные и выдают территориальное покрытие. То есть охрана хуже не стала, но случаев браконьерства теперь значительно меньше. Очевидно, люди привыкают к мысли о неотвратимости наказания.

— Повлияла ли паводковая ситуация на уровень браконьерства на реках нацпарка в связи с активным нерестом рыбы?

— Паводок, конечно, несёт проблемы для хозяйствующих субъектов и местных жителей, но для рыбы это всегда благо. У нас длительного паводка не было в отличие от северных территорий, от соседних регионов на Амуре, поэтому гибели животных у нас не отмечалась. Кратковременные подъёмы воды не привели к каким-то негативным последствиям. Наоборот, паводок у нас был как раз во время хода симы, поэтому она беспрепятственно прошла, миновав в том числе браконьеров. Сейчас пойдёт на нерест кета. Мы готовимся к этому совместно с инспекцией Рыбнадзора.

— Вы сообщали, что предлагали Минприроды обеспечить охрану леопардов и контроль за пожарами с помощью беспилотников, в частности, Zala «Калашникова». Принято ли решение по этому вопросу?

— Представители «Калашникова» приезжают к нам 30 сентября, они привезут образец беспилотника, и мы его будем тестировать в селе Каменушка вблизи Уссурийского заповедника. Там как раз пройдёт координационный совет директоров заповедников Дальнего Востока, приедут представители охотнадзора Дальнего Востока. Беспилотники полетают несколько часов. Потом мы ещё протестируем их в холодное время в ноябре и уже после этого будем принимать решение. Это дорогостоящее оборудование, и нам нужно убедиться, что с помощью него можно и браконьеров отслеживать, и следить за пожарами, и мониторить животных. Испытания беспилотников пройдут по инициативе нацпарка.

— Сколько таких беспилотников в случае положительного решения будет закуплено?

— Нам на территорию нужно два. Каждый стоит по 10 миллионов рублей, поэтому подойдем к вопросу приобретения очень осторожно — проверим, пощупаем. Сейчас тепло, и мы посмотрим, как работают тепловизоры на беспилотниках, насколько они способны различать и животных, и людей с высоты, насколько они заметны. Важно, чтобы и браконьер, и животное их не видели. В морозы мы оценим работу аппарата с точки зрения длительности полёта. Например, квадрокоптеры при низких температурах летают очень ограниченное время. Мы проверим, летает ли беспилотник заявленные четыре часа. До конца года решение по этому вопросу будет принято.

— Как сегодня идёт сотрудничество с китайскими соседями в вопросах сохранения редких кошек?

— Сотрудничество продвигается. Мы ожидаем, что в октябре приедут наши китайские партнёры — директор Северо-Восточного парка тигра и леопарда и представители администрации лесов Пекина. Мы подпишем соглашение — план мероприятий на 2019-2020 годы — и на рабочем уровне его запустим. План касается изучения опыта, обмена информацией о леопардах, об уровне браконьерства, совместных рейдов. Мы обговорили, что будем проводить их на китайской стороне, и китайских коллег тоже будем приглашать в оперативные группы, работающие на нашей территории.

Основная тема сотрудничества, конечно, борьба с браконьерством. Например, петельные ловушки распространены на китайской стороне, к нам приходят животные с такими следами. На уровне ведомств сотрудничество идёт, мы движемся к созданию трансграничного резервата.

— Когда он может быть создан?

— В 2011 году было подписано распоряжение правительства Российской Федерации, которым одобрено создание трансграничного резервата. Там было несколько другое название, кроме того, указывались другие территории с китайской стороны. Надеюсь, что в следующем году документ будет подписан, может быть, приурочен к какой-то дате, к Восточному экономическому форуму. В любом случае сейчас отсутствие соглашения о трансграничном резервате не является препятствием для совместной работы с КНР.

— Когда начнётся сотрудничество с северокорейской стороной по вопросу сохранения леопарда?

— Мы направили министерству природных ресурсов РФ, а они — министерству охраны окружающей среды и земельных отношений КНДР запрос, сейчас ждём ответ.

— Вы сообщали, что Южная Корея намерена вовлечь Северную Корею в сотрудничество по сохранению и учёту дальневосточного леопарда. Начата ли эта работа?

— Было первое заседание комиссии по сотрудничеству Северо-Восточной Азии ООН, у неё есть экологическое измерение, в том числе был проект по трансграничному мониторингу леопарда. Сейчас новая фаза, она предложена нами и южнокорейской стороной. Первое совещание было в Китае, и там обсуждалась возможность привлечения КНДР. Проект называется «Разработка обоснования трансграничных резерватов». Речь идёт о двух резерватах. Первый — наш нацпарк «Земля леопарда» и китайский Северо-Восточный парка тигра и леопарда, второй — северокорейский Расон, где есть ключевая орнитологическая территория, и наш природный парк краевого значения «Хасанский». ООН одобрило выделение средств на проект. Пока все находится на уровне переговоров, но охрана природы не знает границ.

— Президент РФ Владимир Путин подписал указ о проведении в 2022 году во Владивостоке Международного форума по сохранению популяции тигра. А когда может состояться международная конференция по леопарду?

— Мы думаем, может быть, совместить эти мероприятия, все-таки это достаточно близкие темы, и большими кошками, как правило, занимаются одни и те же люди. Думаем, может быть, в рамках этого большого форума провести секцию о леопардах.

Кроме того, ещё будут мероприятия международного плана. Например, конвенция по биоразнообразию в Пекине в следующем году, где мы также с китайскими товарищами решили провести секцию по леопарду, по нашему сотрудничеству. В Марселе будет ещё одно мероприятие по этой теме. Так шаг за шагом мы поймём, есть ли необходимость отдельной конференции по леопарду.

— На какой стадии сейчас создание центра реинтродукции леопардов? Определена ли уже территория для центра разведения? Когда начнётся строительство?

— Мы поддерживаем проект, который реализуется в Лазовском заповеднике, но не являемся его организаторами. Насколько я знаю, там начато строительство центра реинтродукции.

В свою очередь, мы рассматриваем возможность создать центр разведения на нашей территории — мы давали такое предложение на 2022 год. Пока ждём одобрения Минприроды по этому вопросу и ведём переговоры с близкими партнёрами – Европейской ассоциацией зоопарков и аквариумов (EAZA), у которых содержатся леопарды – два котёнка, самки с чистой дикой кровью. Если министерство согласует этот вопрос, то мы завезём их, чтобы обеспечить генетическое разнообразие наших леопардов.

Эти самки леопарда не обучены охоте, их ещё не кормили живыми животными, поэтому прежде чем их выпускать, нужно обучить их самостоятельно охотиться. Потом их выпустят «мягким» способом, дистанционно открыв вольер.

Для решения этого вопроса надо внести изменения в стратегию сохранения дальневосточного леопарда, это нужно обсудить с учёными. Думаю, что до конца года мы подготовим предложения комиссии на изменения в эту стратегию. Это очень деликатный вопрос, главное — не навредить нашим леопардам.


Рейтинг: 0.0 из 5
Комментарии
avatar