Виктор Бардюк© пресс-служба ФГБУ «Земля леопарда»
26 сентября 2018

Виктор Бардюк: Необходима резервная популяция леопарда

Численность самой редкой в мире крупной кошки ‒ дальневосточного леопарда ‒ в последние годы неуклонно растёт, но её популяция до сих пор не стабилизировалась. Виктор Бардюк, недавно назначенный на должность директора национального парка «Земля леопарда» в Приморье, рассказал в интервью РИА Новости о том, возможно ли создание резервной популяции зверя, как поживает «крестница» Памелы Андерсон и при каких условиях лидер КНДР Ким Чен Ын сможет дать имя приморскому хищнику.

Вопрос: Вы недавно вступили в должность директора нацпарка. Что из опыта своей предыдущей работы ‒ замминистра природных ресурсов Хабаровского края ‒ вы планируете применить в Приморье?

В.Бардюк: Я работаю в области охраны окружающей среды уже 23 года, прошёл все ипостаси ‒ от специалиста до председателя краевого комитета охраны окружающей среды, поэтому все аспекты охраны природы мне знакомы. Я создавал и участвовал в создании особо охраняемых природных территорий ‒ Анюйского нацпарка, Шантарского нацпарка, региональных особо охраняемых природных территорий (ООПТ).

В части ООПТ у Хабаровского края есть полезный опыт ‒ создание экологических коридоров. Такие особо охраняемые территории соединяют две и более особо охраняемые территории и служат для обеспечения миграции тигров и копытных ‒ объектов питания хищных кошек. Здесь, в Приморье, как мне видится, не все места обитания леопарда находятся под охраной ‒ фиксируются случаи, когда леопарда замечают за пределами нацпарка. Есть потенциальные места, которые можно использовать для восстановления исторического ареала хищника.

Скажем, само напрашивается создание Борисово-Барановского экологического коридора, примыкающего к северному участку нацпарка, и многие специалисты эту идею поддерживают. До Уссурийского заповедника и далее отмечено, что, например, тигр передвигался, проходил под мостовые пространства, через автодорогу Хабаровск ‒ Владивосток. То есть при условии организации на дороге устройств для обеспечения миграции диких животных создание такого экологического коридора было бы очень актуальным.

Вопрос: Какие у вас в этой должности первоочередные задачи?

В.Бардюк: У нас есть стратегия РФ для сохранения амурского тигра. Она утверждена в 2010 году, а несколько ранее я принимал участие в разработке плана действий по сохранению амурского тигра, многие положения которого легли в основу этой стратегии. Стратегия сохранения леопарда в России утверждена в 2013 году, но, как любая стратегия, она носит во многом рамочный характер, и конкретные действия для её реализации и расширения должны быть расписаны в плане действий, чем мы сейчас и занимаемся.

ФГБУ «Земля леопарда» разрабатывает перспективный план действий, который определит нашу работу по сохранению леопарда, мест его обитания на среднесрочную перспективу до 2024 года. Этот план должен быть увязан с национальным проектом «Экология» и с федеральными проектами в его составе ‒ «Сохранение биоразнообразия» и «Чистая страна».

Вопрос: Когда такой план может быть готов?

В.Бардюк: Сейчас мы его верстаем. Конечно, будем согласовывать его со специалистами нацпарка, научным сообществом и экспертами, будем его обсуждать.

Вопрос: Каковы сегодня прогнозы по популяции леопарда? Можно ли сказать, что она стабилизировалась и этому виду больше ничего не угрожает?

В.Бардюк: Такого нельзя говорить ни в коем случае. Во-первых, можно сглазить. Это шутка, конечно. Но сейчас слишком небольшая численность популяции, чтобы можно было говорить о её стабильности ‒ всего около 100 особей. Леопард все ещё остаётся в высшей категории Красной книги Международного союза охраны природы ‒ это виды на грани исчезновения.

Более-менее свободно вздохнуть можно будет, когда численность леопарда в дикой природе достигнет 150 взрослых особей. Это та величина, которая, по расчётам биологов, определяет устойчивость и достаточное генетическое разнообразие внутри популяции, чтобы не допустить близкородственного скрещивания. Поэтому ещё идти и идти, популяцию нужно увеличивать минимум в два раза.

Вопрос: Есть ли тенденция к росту численности леопардов в Приморье?

В.Бардюк: Конечно, тенденция есть. Создание нацпарка для сохранения этого хищника ‒ успешный проект. На последнем Восточном экономическом форуме отмечалось, что это история успеха. Всё-таки увеличить численность с 30‒35 особей до 86, почти в три раза, за такое короткое время, за 10 лет, ‒ это дорогого стоит.

Это произошло благодаря в первую очередь усилиям куратора проекта Сергея Иванова. Он обратил внимание на проблему леопарда в 2007 году и дал поручение правительству РФ и РАН принять меры по созданию на базе заповедника «Кедровая Падь» и заказника «Леопардовый» особо охраняемой территории для охраны леопарда и обустройству служебного посёлка в селе Барабаш. В 2012 году образована «Земля леопарда», в 2017 году построена усадьба в Барабаше. Поручение Иванова исполнено, и это принесло результаты, значимые на мировом уровне.

Вопрос: При численности в 150 особей леопардам в крае не будет тесно? Всё-таки уже сообщалось о том, что нацпарк изучает вопрос расселения леопарда в южном Приморье в связи с тем, что его численность на ограниченном участке приближается к оптимальному пределу.

В.Бардюк: Расселение ‒ это естественный и нужный процесс. Это дикие животные, они склонны мигрировать, осваивать новые территории, особенно самцы. Но говорить, что территория тесная, мы пока не можем. Охотничьи угодья у леопарда перекрываются. Но на территории одного взрослого самца могут нормально сосуществовать несколько самок, а по границам ходить более молодые самцы. Как показывает исследование социальной структуры популяции, ограничений по плотности нет. Когда численность копытных большая, достаточная для пропитания, охотничьи угодья зверя сужаются.

Вопрос: К вопросу о расселении леопарда. Сообщалось о возможном создании переходов через шоссе и возможной реинтродукции этих зверей в Уссурийском или Лазовском заповедниках. В какой стадии этот проект? И увязывается ли он с вашей идеей создания экологических коридоров?

В.Бардюк: В этом направлении мы будем проводить работы по восстановлению исторического ареала леопарда, будем обеспечивать миграцию хищников, создание экологических коридоров. Есть зарубежный опыт, и у нас в крае есть первый в России экологический тоннель. Если будет невозможна полноценная миграция, например через дорогу Хабаровск ‒ Владивосток, то будем работать над созданием резервной популяции. Это необходимо, пусть она будет даже изолированная. Если что-то случается с основной популяцией ‒ обстоятельства могут быть разные, например эпизоотия (эпидемия животных. – Прим. ред.), ‒ то резервная популяция позволяет её восстановить.

Вопрос: Когда планируется начать работы по созданию резервной популяции?

В.Бардюк: Мы работаем в этом направлении, всё в проектной стадии. Это требует широкого обсуждения с научным и экспертным сообществом. Например, был «положительный» советский опыт, когда решения принимали быстро и быстро их осуществляли, ‒ взяли и расселили ондатру. Этот интродуцированный из Северной Америки зверёк расплодился везде, и какой от него сейчас плюс? Зачем это надо было делать вообще?

Поэтому надо всё взвесить, чтобы не было конфликтных ситуаций, чтобы там, где будем создавать популяцию леопарда, эти звери не оказывали негативного воздействия на местное население. Хоть дальневосточный леопард и не нападает на людей, по крайней мере ни одного случая не зафиксировано, но на домашних животных напасть может, поэтому мы должны принять все меры предосторожности. Должна быть кормовая база, её нужно рассчитать: будет ли достаточно копытных в том же Лазовском заповеднике, куда леопарду придётся идти?

Вопрос: Рассматриваются ли другие регионы Дальнего Востока для расселения?

В.Бардюк: Вообще, ареал леопарда исторически был очень большой, его фиксировали даже на Хингане ‒ это ЕАО, Амурская область. Но, думаю, настолько далеко идти, наверное, не стоит, потому что леопард не так приспособлен, как, например, тигр, к суровым условиям, к многоснежью. В южном Приморье для него оптимальные места обитания: климат более-менее мягкий, склоны малоснежные или вообще без снега всю зиму, относительное обилие копытных.

Вопрос: В Хабаровском крае нет леопардов, но живут тигры, и вы специализировались больше на защите именно этой кошки. Есть ли разница в мерах по сохранению популяции тигров и леопардов?

В.Бардюк: Нет, крупные кошки ‒ они везде крупные кошки, особой разницы нет. Единственное, экотопы у них разные: если леопарды ходят по хребтам, водоразделам, то тигры ‒ по долинам ручьёв. Также тигры любят дороги, а леопарды на них не выходят.

Вопрос: Ранее сообщалось, что два котёнка дальневосточного леопарда впервые за 60 лет родились в Московском зоопарке от леопарда Николая. Как у них дела?

В.Бардюк: Два котёнка Николая благополучно живут в Московском зоопарке. Партнёрша ‒ леопард из зоопарка, но кровь у неё чистой линии. Это тоже одно из направлений, которое нужно развивать. Сергей Иванов при посещении усадьбы нацпарка сказал: «В дикой природе живёт 100 леопардов, а в неволе 300. Я хочу, чтобы было наоборот ‒ 100 в неволе и 300 в дикой природе». В этом направлении и будем работать.

Вопрос: Отмечались ли новые котята в нацпарке?

В.Бардюк: Камеры постоянно фиксируют котят, «плотность» леопарда стала выше, и эти кошки чаще попадают в объектив фотоловушки. Если за весь прошлый год было получено около 6,5 тыс. снимков леопарда, то за полгода 2018 года ‒ уже почти 8 тыс. Идентифицировать молодых леопардов сложно. Они должны вылинять, должен пройти подростковый пух, пятна должны принять характерную форму и окраску. К тому же в сравнении со взрослыми животными у детёнышей выше смертность, поэтому в нашу базу заносятся только взрослые леопарды.

Вопрос: Планирует ли нацпарк какие-то совместные с КНР проекты по сохранению леопарда?

В.Бардюк: Китай ‒ это просто необходимое направление, потому что наши леопарды мигрируют в КНР в поисках новых мест, новой кормовой базы. Кроме того, у самцов работает ориентировочный рефлекс: они любят ходить и заходят на территорию соседнего государства. Китайская сторона принимает определённые шаги в направлении совместной работы. На заседаниях российско-китайских групп по сохранению биоразнообразия наша страна долго подбивала их создавать особо охраняемые трансграничные территории, комплементарные нашим. Например, на границе Приморья и Хабаровского края есть хребет Стрельникова, по которому проходит миграция копытных и тигров.

Уступая многочисленным обращениям российской стороны, китайская создала на своей прилегающей части ООПТ «Ваньдашань». После КНР объединила три своих резервата в территорию «Парк тигра и леопарда» ‒ это парк центрального подчинения. Они анонсировали его создание, и, судя по планам, там должны заложить достаточно серьёзные средства на меры по охране и восстановлению численности тигра и леопарда. То есть предпосылки для создания российско-китайского трансграничного резервата созданы.

Но этому должна предшествовать работа сначала на уровне экспертов, далее на уровне межправительственных рабочих органов, рабочей группы, подкомиссии по охране окружающей среды, и после должно быть подписано межправительственное соглашение. Мы рассчитываем, что эта работа займёт примерно два года.

Вопрос: Планируются ли совместные проекты по сохранению леопардов с КНДР? Выступали ли специалисты из этой страны с предложением о сотрудничестве?

В.Бардюк: Единственное сотрудничество по сохранению биоразнообразия, которое включает представителей КНДР, ведётся в рамках проекта ООН по устойчивому развитию и экономическому сотрудничеству в регионе Северо-Восточной Азии, туда входит представитель Северной Кореи. И тема исследования обитания тигра и леопарда в КНДР там затрагивалась. Но после этого обсуждения практических дел не было. Но, учитывая достаточно изолированную политику Северной Кореи, в качестве первого шага это уже само по себе неплохо.

Вопрос: Заинтересован ли нацпарк в обмене данными с северокорейскими специалистами?

В.Бардюк: Конечно, заинтересован. Нацпарк граничит с Северной Кореей, и теоретически также возможны миграции леопарда через Туманган, через реку Туманную. Ловушки фиксировали хищника у границы, хотя водно-болотные угодья, которые там преобладают, это не совсем типичные места обитания леопарда, и тем не менее. Но сколько сейчас леопардов в Северной Корее, мы не знаем.

Вопрос: И от КНДР не поступало никаких данных о численности леопарда?

В.Бардюк: Не поступало, и, я думаю, наши соседи с юга и сами не знают, сколько у них этих хищников.

Вопрос: Как дела у леопарда, «крестницы» Сергея Иванова и у Памелы ‒ «крестницы» актрисы Памелы Андерсон?

В.Бардюк: Что касается «крестницы» Иванова Дуни, то там всё хорошо. Она полна сил, бодра, охотится, ей восемь лет. Есть предположение, что она беременна, осенью эта информация может подтвердиться. От кого беременна ‒ неизвестно, мы пока настолько в личную жизнь леопарда не проникли. Иногда фотоловушки фиксируют возможные свидания леопардов, но не в случае Дуни.

С леопардом Памелой тоже всё в порядке. В начале 2018 года она была замечена уже со вторым своим котёнком, и пока они держатся вместе. Судя по снимкам, у них нет проблем с пропитанием, животные выглядят здоровыми.

Вообще, институт хранителя леопарда ‒ это интересная практика и ещё одна история, которая может быть тиражирована на других особо охраняемых территориях.

Вопрос: Уже проходили акции, когда россияне выбирали имя леопарду. Планируются ли ещё подобные мероприятия?

В.Бардюк: Да, эту практику, конечно, нужно продолжать и расширять, возможно, с привлечением коллективов, с проведением детских голосований. Мы планируем в ближайшее время ещё раз провести подобное мероприятие. К счастью, непоименованных леопардов ещё много ‒ около 50 особей только из тех, что фиксировались в 2017 году. Также есть планы давать имена леопардам, приурочивая их к визитам известных людей.

Вопрос: Не хотите предложить Ким Чен Ыну назвать леопарда, если он посетит Приморье и, в частности, нацпарк?

В.Бардюк: Ким Чен Ыну? Возможно. Учитывая, что он на поезде ездит, а железнодорожная линия Барановский ‒ Хасан проходит вдоль границ «Земли леопарда», посетить нацпарк было бы удобно. Если Ким Чен Ын поддержит идею изучения дальневосточного леопарда на своей территории, можно задуматься над тем, чтобы он стал персональным хранителем одной из определённых нами кошек.

Вопрос: Появился ли у вас за время работы в нацпарке леопард-любимчик?

В.Бардюк: Мы любим всех без исключения леопардов, все они уникальны, каждый ‒ произведение природы, потеря каждого невосполнима. Поэтому любим всех и будем охранять всех.

Комментарии
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
На Ваш адрес отправлена инструкция по восстановлению пароля
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов
Заявка на размещение пресс-релиза
Компания
Контактное лицо
Контактный телефон или E-mail
Комментарий
Введите код с картинки
Все поля обязательны к заполнению. Услуга предоставляется на коммерческой основе.
Заявка успешно отправлена