Николай Николаевич Воронцов и охрана природы

Всеволод Степаницкий,

член Наблюдательного совета АНО «Дальневосточные леопарды»,
Заслуженный эколог Российской Федерации

Начало деятельности Н.Н.Воронцова как природоохранника обычно ассоциируется с 1989 годом, когда он оказался в эпицентре общественной и политической жизни страны. Воронцов избран народным депутатом СССР (от научных обществ при АН СССР), входит в состав Межрегиональной депутатской группы, является членом Комитета по науке Верховного совета СССР.

С 3 августа 1989 года Н.Н.Воронцов назначен председателем Государственного комитета СССР по охране природы, с 1 марта 1991 года — возглавляет Министерство природопользования и охраны окружающей среды СССР (став первым министром природоохранной отрасли в отечественной истории).

 

 

Важно отметить, что и до 1989 года с вопросами охраны природы в стране Н.Н.Воронцов был знаком не понаслышке. Например, проблемы Байкала. Работая в СО АН СССР Воронцову довелось принимать участие и в борьбе против строительства Байкальского целлюлозо-бумажного комбината, и быть представителем Сибирского отделения в комиссии Комитета народного контроля СССР по охране озера Байкал. Или проблемы, связанные с гидроэнергетикой. В годы работы в Новосибирске Воронцов принял участие и в противостоянии (причем успешном) теперь уже забытому «проекту века» — строительству Нижне-Обской ГЭС — гигантской плотины под Салехардом с затоплением значительной части Западно-Сибирской низменности.

И, все же, тогда в 1989 году назначение Н.Н.Воронцова главой Госкомприроды СССР и в научном, и в общественном природоохранном сообществе, было воспринята как сенсация. Тем более, что в том же году (а тогда все мы, припав к телевизорам, смотрели непрерывное «шоу» — прямые трансляция со Съезда народных депутатов и Верховного Совета) страна наблюдала процесс назначения председателя Комитета по вопросам экологии Верховного Совета СССР, коим стал бывший первый секретарь Каракалпакского обкома партии К.С.Салыков.

Это событие надолго вошло в историографию отечественной охраны природы — претендента на высокий экологический пост публично попросили рассказать, как он понимает термин «экология» — и ответить претендент не смог (не то, чтобы ошибся — просто совсем не смог). Но то — парламент, а вот кадровая политика в высшем органе исполнительной власти СССР была несколько иной.

Как выглядел кадровый состав руководителей «экологического блока» Совета Министров СССР в 1989 году? Председатель Государственного комитета ССР по лесу — назначенный в 1988 году бывший председатель Президиума Красноярского филиала Сибирского отделения Академии наук СССР, выдающийся ученый, специалист в области лесной биогеоценологии академик А.С.Исаев. Председатель Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды — известный ученый, геофизик, чл.-корреспондент АН СССР Ю.А.Израэль. Полагаю, что на тот момент у руководства страны, в том числе — у председателя Совета Министров СССР Н.И.Рыжкова было четкое представление о необходимости при подборе руководителя нового всесоюзного природоохранного органа, в первую очередь, учитывать уровень его профессиональной компетенции.

Н.Н.Воронцову не нужно было лезть в справочники и словари, чтобы понять, что такое экология, биосфера, экологическая безопасность, биологическое разнообразие. Эффективной работе на таком посту безусловно способствовали и высокий образовательный ценз, и мировой уровень ученого-естествоиспытателя, и эрудиция, и широкий кругозор. Среди научных работ Воронцова — и обзор экологических кризисов в истории человечества, и философские рассуждения о новом мышлении как мышлении биосферном. Как териолог Воронцов известен исследованиями биологии грызунов, но, пожалуй, не все знают, что в 1989 году он публикует в журнале «Природа» большую рецензию на монографию А.Юдакова и И.Николаева «Экология амурского тигра».

 

 

И при этом, что существенно — у Воронцова к моменту назначения был и определенный опыт административно-хозяйственной деятельности. Он — бывший директор института и имеет понятия о необходимости выбивания финансирования, капитальном строительстве, кадровой политики, важности формирования команды. Как раз такой же опыт имели до своего назначения и А.С.Исаев, и Ю.А.Израэль.

Не секрет, что и во времена министерской деятельности Воронцова, и после ликвидации союзного министерства в природоохранной среде можно было услышать критические оценки, сарказм и скепсис по поводу его руководства экологической отраслью. Однако сегодня, оглядываясь на минувшие 29 лет и оценивая успехи и неудачи государственного управления в природоохранной сфере, есть все основания утверждать, что Н.Н.Воронцов как никто другой подходил для работы на посту министра охраны природы.

На этом высоком посту Н.Н.Воронцов рассматривал заповедное дело в числе приоритетов государственной политики в сфере охраны природы.

Надо отметить, что Н.Н.Воронцов явно не относился к числу тех руководителей природоохранной отрасли, которые о наличии подведомственных заповедников (равно как и о термине «заповедное дело») впервые узнали лишь из справок, подготовленных референтами.

Николай Воронцов соприкоснулся с миром заповедников еще будучи воспитанником Кружка юных биологов Московского зоопарка (знаменитого КЮБЗа), посетив на полевых выездах и в летних экспедициях заповедники Приокско-Террасный, Верхне-Клязминский, Воронежский и Дарвинский.

 

Фото слева: 1949 год. Юннат Воронцов в экспедиции КЮБЗа в Воронежском заповеднике.
Фото справа: 1948 год. Юннат Воронцов с Петром Петровичем Смолиным (первый ряд) и другими участниками первой послевоенной экспедиции КЮБЗа в Дарвинский заповедник.

 

А уже в роли управленца он имел дело с заповедниками, работая во Владивостоке, будучи директором Биолого-почвенного института, в ведении которого находились и 2 академических заповедника.

Тогда, по инициативе и при активном участии Н.Н.Воронцова, в 1973 году территория Супутинского заповедника (вскоре переименованного в Уссурийский) была расширена в 2,4 раза — удалось провести все необходимые согласования и «выйти» на распоряжение Совмина РСФСР.

 

 

Значительное внимание Н.Н.Воронцов уделял и деятельности заповедника «Кедровая падь» (единственной в те годы особо охраняемой природной территории, осуществлявшей охрану дальневосточного леопарда), поддержке и обеспечению его природоохранной работы и развитию на этой территории биологических исследований.

Н.Н.Воронцов придавал существенное значение созданию в вверенных заповедниках сети качественных служебных кордонов и ведомственного жилья.

С 1971 года постепенно разворачивается новое строительство в Супутинском (Уссурийском) заповеднике и в «Кедровой пади».

 

 

При этом — создаются удобные для использования и оригинальные в архитектурном плане здания, гармонично вписанные в ландшафт, в соответствии с авторскими проектами, подготовленными талантливым архитектором М.Н.Гурари, также приехавшим во Владивосток по приглашению Н.Н.Воронцова.

 

 

Здесь уместно вспомнить, что и после назначения председателем Госкомприроды СССР Н.Н.Воронцов пригласил на работу в Комитет, в Управление капитального строительства М.Н.Гурари, где тот разработал ряд проектных предложений по строительству новых служебных зданий в нескольких заповедниках, в т.ч. в Лапландском и Приокско-Террасном. В связи с последующей ликвидацией — и Советского Союза, и союзного Министерства — эти проекты не были воплощены в жизнь. А ведь тогда сами идеи подобной ландшафтной архитектуры были новационны, причем в начале 90-х, что уж там говорить про середину 70-х, когда в «воронцовский период» такие объекты создавались в академических заповедниках на Дальнем Востоке.

 

 

Одним из первых, и, в общем-то — ключевых шагов в сфере территориальной охраны природы, предпринятых Воронцовым на посту главы всесоюзного природоохранного органа, стало создание в 1990 году в структуре Госкомприроды СССР Главного управления заповедного дела. Ничего подобного в стране не было с 1952 года: и в структуре союзного уполномоченного органа, и в его республиканском (российском) аналоге этими вопросами занимались маленькие «отдельчики» — по 5-6 чел. Созданием Главка заповедного дела обеспечивалась не только возможность более эффективной управленческой деятельности — это была демонстрация оценки значимости и приоритетности заповедного дела в сфере государственной экологической политики. И когда, два года спустя рухнули и СССР, и союзное министерство, такой же Главк был создан в новой российской структуре — Минприроды России.

 

А.А.Никольский, в 1990 —1991 гг. — начальник Главного управления заповедного дела Госкомприроды (Минприроды) СССР

 

И, оглядываясь на прошедшие годы, можно с уверенностью сказать: если бы не это, историческое и своевременное решение Н.Н.Воронцова, вся история отечественного заповедного дела в России за последующие четверть века выглядела бы по-другому, причем отнюдь не в более позитивном контексте.

 

 

Весьма символичным документом в сфере поддержки заповедного дела стал изданный за подписью Н.Н.Воронцова приказ Госкомприроды СССР от 7 мая 1990 года «О введении новых условий оплаты труда работников государственных заповедников и национальных парков», действие которого распространялось на все категории штатных работников этих ООПТ.

8-10 октября 1990 года в г.Новгороде состоялась Всесоюзная конференция «Заповедники СССР: их настоящее и будущее». Николай Николаевич лично принял в ней участие, причем он не сидел в президиуме и вообще не осуществлял никаких церемониальных действий — он выступил перед аудиторией со своим видением этой проблематики и сразу же ответил на вопросы. В целом выступление Председателя Госкомприроды СССР стало одним из наиболее ярких моментов этого форума. Я же хочу отметить один исторический аспект: предыдущий раз (до Воронцова) в сопоставимом природоохранном тематическом форуме такого масштаба государственный деятель сопоставимого уровня принял участия в 1933 году — это был П.Г.Смидович (то есть за 56 лет до Воронцова в 1990 году), а следующий раз — уже 23 года спустя Министр природных ресурсов и экологии России С.Е.Донской, на всероссийском совещании в Абакане.

 

 

29 ноября 1990 года под председательством Н.Н.Воронцова состоялось заседание Коллегии Государственного комитета СССР по охране природы, на который был рассмотрен всего один вопрос — о развитии заповедного дела в стране. Тогда, Протокольным решением Коллегии Госкомприроды СССР был одобрен проект Программы создания общесоюзной системы особо охраняемых природных территорий (включая перечни государственных заповедников и национальных парков, предлагаемых для организации в РСФСР на период до 2000 года). Этот документ был подготовленный Главным управлением заповедного дела Госкомприроды СССР и ВНИИ охраны природы и заповедного дела, в основном, на основе предложений, представленных союзными республиками. Однако среди новых заповедников и нацпарков, запланированных тогда к созданию, были и объекты, предложенные отнюдь не регионами, а именно — Госкомприродой СССР.

Это — национальный парк «Берингия», старт к работе по его созданию был дан в июне 1990 г. президентами СССР и США, Горбачевым и Бушем, подписавшим совместное заявление об организации советско-американского международного парка в районе Берингова пролива. Н.Н.Воронцов сразу иницировал проведение работ по его созданию. Тогда казалось, что итог не за горами, но менялась политическая ситуация, начался экономический кризис, диаметрально меняла свою позицию администрация Чукотского округа. И, тем не менее — дело, начатое при Н.Н.Воронцове все же завершилось 22 года спустя — в январе 2013 года, когда вышло долгожданное постановление Правительства России о создании национального парка «Берингия».

 

 

В 1990 году Госкомприродой России было инициировано и создание заповедника в восточной части Финского залива. Это было прямым следствием российско-финского межправительственного природоохранного сотрудничества, в т.ч. и примера Финляндии, создавшей на Балтике национальный парк «Итяйнен Суоменлахти». Я помню, как осенью 1990 года я, сотрудник Главка заповедного дела, вместе с орнитологом, работником ВНИИприроды А.Мищенко был направлен в Ленинград для первичной проработки вопроса о создании этого заповедника. И также нам тогда казалось, что все удастся сделать быстро, но жизнь показала другое. Только 27 лет спустя, в декабре 2017 года был создан заповедник «Восток Финского залива» — реализована еще одна природоохранная идея, сформированная под эгидой Н.Н.Воронцова.

С созданием в структуре Госкомприроды СССР Главного управления заповедного дела началась серьезная работа по подготовке проекта Закона СССР «Об особо охраняемых природных территориях». Причем шла эта работа настолько конструктивно, что уже в 1991 году вышла на стадию рассмотрения в Верховном Совете СССР и лишь известные события конца 1991 года и ликвидация СССР помешали этому.

Но! Выполненная под эгидой Госкомприроды СССР работа оказалась в полной мере востребованной, все конструктивные идеи, содержащиеся в этом законопроекте, нашли свое отражение и в принятом в 1995 году российском Федеральном законе «Об особо охраняемых природных территориях». В том числе — и беспрецедентное новаторское решение: законом прямого действия служба охраны государственных природных заповедников и национальных парков наделялась широкими «полицейскими правами».

 

Фото И.П.Шпиленка

 

Поддержку заповедного дела Н.Н.Воронцов всячески позиционировал и в свой последующей государственной и общественной деятельности, будучи народным депутатом России, депутатом Государственной Думы Российской Федерации, председателем Межпарламентского комитета «ГЛОБЕ-Россия» (российского отделения Международной организации парламентариев за сбалансированную окружающую среду) и вице-президентом этой международной организации — GLOBE-International.

 

Фото справа. 1 января 1997 г. Москва, Пушкинская площадь. Профессор Н.Н.Воронцов и чл.-корреспондент РАН А.В.Яблоков участвуют в акции, посвященной 80-летию создания первого российского заповедника — Баргузинского.

 

В июне 1995 года в Москве проходил первый (в постсоветский период) Всероссийский съезд по охране природы. Н.Н.Воронцов, на тот момент — председатель Подкомитета по науке Государственной Думы, являлся координатором работы Секции «Проблемы охраняемых территорий и сохранения биологического разнообразия». Будучи председателем этой секции мне тогда приходилось тесно взаимодействовать с Николаем Николаевичем в части подготовки работы секции и ее итоговых рекомендаций.

 

 

В 90-х годах в научных кругах России получила широкую известность реализация благотворительной программы «Биоразнообразие» Фонда Сороса, направленная на материальную поддержку отечественных ученых, работающих в сфере зоологии, ботаники, биогеографии. Неоценимая заслуга в запуске этой программы принадлежала лично Н.Н.Воронцову, который убедил миллиардера Д.Сороса выделить для этой цели необходимые средства.

 

 

Вообще — это отдельный пласт в созидательной общественной деятельности Н.Н.Воронцова, я же хотел отметить лишь один ее аспект. Николай Николаевич специально предусмотрел, чтобы действие этой программы обязательно распространялось и на сотрудников научных отделов наших заповедников. Причем в ходе проводимых конкурсов заявок на получение разовых стипендий для сотрудников заповедников был создан режим наибольшего благоприятствования. В результате на первом этапе программы Фонда Сороса стипендиатами стали:

в 1992 году — 69 сотрудников заповедников России;

в 1993 году — 98 сотрудников заповедников.

На втором этапе (конкурс 1996 года) стипендиатами стали 209 сотрудников заповедников.

Разумеется, природоохранная деятельность Н.Н.Воронцова не сводится лишь к поддержке заповедного дела.

Возглавив Госкомприроды СССР, Н.Н.Воронцов с первых дней начал на практике реализовывать близкую ему идею открытого распространения данных о состоянии окружающей среды, масштабного информирования общественности и широких слоев населения. «Нам нужна полная экологическая гласность» — так называлось большое интервью с Н.Н.Воронцовым, опубликованное журналом «Природа» в ноябре 1989 года. Полная экологическая гласность — это и рассекречивание закрытых прежде данных о состоянии окружающей среды и ее компонентов.

 

 

Одним из механизмов достижения такой экологической гласности явилась подготовка и публикация ежегодных официальных докладов о состоянии окружающей среды, издаваемых с 1989 года. Так, в 1990 году Госкомприроды СССР (уже — под редакцией Н.Н.Воронцова) издает «Государственный доклад «Состояние природной среды и природоохранная деятельность в СССР в 1989 году». В 1991 году — 500-страничный «Национальный доклад СССР к Конференции ООН 1992 года по окружающей среде и развитию».

Немалое место в деятельности Н.Н.Воронцова как эколога занимали проблемы радиационной безопасности. Подход Воронцова к этой проблеме был лишен и каких-либо проявлений политиканства, и тем более — алармистских начал. Его позиция в этих вопросах — позиция крупного биолога, генетика, ученика одного из основоположников современной радиобиологии — легендарного Н.В.Тимофеева-Ресовского. Замечу, что Н.Н.Воронцов углубился в эту проблему (которую сам он называл грандиозной) задолго до своего прихода в большую политику.

 

 

Еще летом 1957 года в «Ленинградской правде» 23-летний аспирант Воронцов публикует статью «О биологическом влиянии взрывов ядерного оружия», ставшую первой в СССР открытой публикацией об опасности радиационного загрязнения окружающей среды. В 1963 году в газете «Известия» выходит статья академика В.Энгельгардта и доцента Н.Воронцова «Ядерные испытания и здоровье людей».

Н.Н.Воронцов усматривал существенную экологическую опасность ядерных испытаний на архипелаге Новая Земля. 25 октября 1990 года, на следующий день после очередного испытания, Коллегия Госкомприроды СССР делает официальное заявление против дальнейших подземных взрывов, сам Воронцов выступает по этом вопросу на сессии Верховного Совета РСФСР. Все это приводит к фактическому (а потом и юридически закрепленному) мораторию на эти испытания.

С 80-х годов жесткой критике международного экологического сообщества подвергается Франция. Она не участвовала в Московском договоре 1963 года о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах. Лишившись своих территорий в Северной Африке, Франция с 1966 года проводит серию ядерных испытаний на островах Океании, во французских владениях в Полинезии.

 

 

Такая активность в Океании вызывает международный протест со стороны научного и природоохранного сообщества. Флагманом этого протеста является международная неправительственная организация «Гринпис Интернэшнл».

В начале 1992 года Гринпис готовит морскую экспедицию к атоллу Муруроа, в южной части Тихого океана, известному в качестве французского ядерного полигона. Помимо исследовательской составляющей главная задача этого мероприятия — акция протеста, призванная еще раз привлечь мировое сообщество к проблеме ядерных взрывов в Полинезии. Понятно, что участие в таких акциях известных людей работает на конечный результат. Гринпис ведет переговоры об участии в экспедиции с Арнольдом Шварценеггером, Мадонной — и обращается к Н.Н.Воронцову. Биолог с мировым именем, государственный деятель, парламентарий, последовательный борец за ядерную безопасность, известен своими симпатиями к общественному экологическому движению — не удивительно, что руководство «Гринпис Интернэшнл» предлагает Воронцову присоединиться к экспедиции к атоллу Муруроа на судне Гринпис «Rainbow Warrior».

Предложение, скажем так, не однозначное. Воронцов не молод, Океания — не ближний свет, небольшое моторно-парусное судно Гринпис — не комфортабельный круизный лайнер. Но самое главное — дело откровенно рисковое. Французские власти весьма болезненно реагируют на протесты, связанные с их ядерной программой. У Гринписа на этой почве с ними — жесткое противостояние. В 1985 году судно Гринпис, стоящее на рейде в Новой Зеландии, взорвано агентами французских спецслужб — что повлекло гибель члена экипажа, затопление судна, грандиозный международный скандал, отставку министра обороны Франции и шефа разведки. Сами организаторы нынешней экспедиции прогнозируют вероятный арест ее участников, о чем честно предупреждают Воронцова. Николай Николаевич, со свойственным ему юмором, ответил, что, при наличии выбора, хотел бы все же сидеть в одной камере с Мадонной, а не со Шварценеггером. Впрочем, ни Мадонна, ни Шварценеггер в мероприятии участия так и не приняли, а вот народный депутат России Воронцов 16 марта 1992 года прилетел на Таити и поднялся на борт экспедиционного судна.

 

 

Экспедиция состоялась. И, как следовало ожидать — все закончилось арестом (26 марта) и депортацией ее участников. Французские власти пытались всячески бросить тень на цели и участников акции, газета «La Depeche» сообщает, что Воронцов — ученик Трофима Лысенко (!), но — все тщетно! Результат есть! Новая волна международного (да и национального) протеста давит на правительство Франции и 8 апреля президент Миттеран делает официальное заявление — Франция присоединяется к мораторию на ядерные испытания.

Следует сказать, что три года спустя (когда все ядерные державы, кроме Китая уже прекратили ядерные испытания), новый президент Франции Жак Ширак объявил о намерении возобновить взрывы на Муруроа (это ведь был один из его предвыборных тезисов). И снова в мире начинается протест. Н.Н.Воронцов инициирует обращение депутатов Государственной Думы России к президенту Франции. Он, как вице-президент Всемирной организации парламентариев за сбалансированную окружающую среду, обращается к своим коллегам по этой организации с призывом включиться в компанию протеста. В этом обращении Н.Н.Воронцов, в частности, говорит: «Я надеюсь, что политические лидеры, общественность смогут объяснить Президенту Франции, что величие Франции обеспечивается не ее ядерной мощью…. Отказ от необдуманного решения придает державе и ее руководителю больший вес, чем последовательное проведение необдуманной политики.».

 

 

Франция тогда все же провела несколько ядерных испытаний, последнее — в январе 1996 года. Далее же французское правительство было вынуждено прислушаться к голосу мирового сообщества и Жак Ширак заявил о прекращении Францией ядерных испытаний. В 1996 году Франция подписала Договор о всеобъемлющем прекращении ядерных испытаний. Свою лепту в это внес и Н.Н.Воронцов.

Возглавив Госкомприроды СССР, Н.Н.Воронцов уделял пристальное внимание и развитию международного сотрудничества — для него неразрывность единого экологического пространства Земли была более чем очевидна.

 

 

Н.Н.Воронцов искренне верил в значимость и перспективность широкой международной кооперации в области экологии, имея за плечами значительный опыт позитивного международного сотрудничества в сфере биологической науки. Под его началом группой видных ученых подготовлены предложения советской стороны к проекту международной Конвенции о биологическом разнообразии, получило новый рывок двустороннее межправительственное сотрудничество с зарубежными странами. Этому способствовал и авторитет Воронцова за рубежом. В 1990 году, на торжественной церемонии вручения Николаю Николаевичу престижной международной экологической премия Бруно Шуберта, известный немецкий эколог, профессор Вольфганг Хабер сказал «Награждением Воронцова мы отмечаем не только его великие научные заслуги, но и ту храбрость и ответственность, которые он проявил, взяв на себя это новое и очень тяжелое бремя (пост министра экологии)».

 

 

В связи с ликвидацией в конце 1991 года всесоюзного Министерства (как и самого Союза ССР) Н.Н.Воронцов всячески выражал беспокойство в связи с угрозой сворачивания и торможения международного партнерства в экологический сфере. 17 декабря 1991 года он говорит об этом, выступая на последней сессии Верховного Совета СССР. В том числе — и о необходимости самых тесных связей в рамках Содружества независимых государств, включая решение проблем охраны живой природы (и здесь его опасения оправдались, в сфере сохранения биоразнообразия более-менее конструктивное и ощутимое сотрудничество у России сегодня — с Казахстаном и Белоруссией, и то активизировавшееся лишь за последние 10 лет).

Выступая на этой сессии, делится Воронцов и переживаниями о том, как будет представлена наша страна в 1992 году на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (как в воду глядел — Б.Ельцин оказался единственным крупным мировым лидером, не приехавшим на саммит, а возглавляемая Александром Руцким российская делегация не была там чем-либо знаменита. Кроме того, сам Руцкой появился в Рио-де-Жанейро только под занавес конференции и не смог участвовать в «круглом столе», на котором в присутствии мировых лидеров обсуждались важнейшие международные проблемы и итоги конференции. Делегация России на форуме в Рио насчитывала около десятка человек, в то время как делегации других стран состояли из сотни представителей. Это приводило к тому, что российские специалисты не могли физически присутствовать на многочисленных мероприятиях конференции). В целом формат нашего участия в этом историческом всемирном форуме свидетельствовал о резком падении идеи охраны окружающей среды в шкале национальных приоритетов России.

Надо сказать, что деловые качества Н.Н.Воронцова открывали ему путь к установлению партнерских отношений на личном уровне с ведущими природоохранными деятелями зарубежья. Эрудиция, знание предмета, заинтересованность в поддержании партнерских отношений, коммуникабельность и свободное владение английским языком — такой набора качеств не был присущ ни одному из последующих руководителей экологической отрасли страны. К величайшему сожалению, после развала СССР и отставки министра Воронцова, его огромный потенциал в деле развития международного природоохранного сотрудничества государственными структурами оказался не востребован, хотя все объективные предпосылки для этого имелись.

14 лет назад Евгений Васильевич Раменский, бывший помощник министра Воронцова, в своей публикации, посвященной Николаю Николаевичу, выразил категорическое несогласие с расхожим доводом — дескать, менялась эпоха и время Воронцова быстро миновало — подчеркнув, что просто время Воронцовых еще не наступило! Все впереди!

Полностью разделяю эту мысль и завершаю свою статью на этой оптимистической ноте.

P.S. Приказом Минприроды России от 5 марта 2018 года Объединенной дирекции государственного природного биосферного заповедника «Кедровая падь» и национального парка «Земля леопарда» (ФГБУ «Земля леопарда») присвоено имя Н.Н.Воронцова. Чтобы помнили!

 

 

Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
На Ваш адрес отправлена инструкция по восстановлению пароля
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов
Заявка на размещение пресс-релиза
Компания
Контактное лицо
Контактный телефон или E-mail
Комментарий
Введите код с картинки
Все поля обязательны к заполнению. Услуга предоставляется на коммерческой основе.
Заявка успешно отправлена